Поддержка

Станет ли вторая волна «девятым валом»?

20 декабря 2011
CRN 6(68), 20 декабря 2011 г.

 

http://www.crn.ru/numbers/spec-numbers/detail.php?ID=60780&sphrase_id=93661

 

 Автор: Константин Геращенко


Самая «горячая» тема последних трех лет — кризис. Она ежедневно обсуждается на всех уровнях. Никакие другие события, в том числе глобальные катаклизмы, громкие политические скандалы, революции, свержения правительств и даже войны, не привлекают внимания жителей Земли в той степени, в какой их интересуют экономические новости и прогнозы. Столь пристальное внимание к такого рода процессам и трендам со стороны не только деловых кругов, но и простых людей легко объяснить. В эпоху глобализации от финансовых штормов невозможно укрыться в «тихой гавани» национальной экономики. Одно случайно оброненное слово какого-нибудь крупного чиновника или государственного деятеля может резко изменить котировки валют или акций, а следовательно, отразиться на благополучии не только банков и предприятий, но и миллиардов простых людей.

Ситуация в мире не вселяет уверенности в завтрашнем дне. Вероятность новых финансовых и экономических потрясений очень высока. Главные факторы риска — огромный государственный долг США и кризис в зоне евро. Финансисты, банкиры и главы ряда европейских стран уже всерьез задумываются о необходимости возврата к национальным валютам. Еще одна «мина замедленного действия» — «перегретая» экономика Китая. Поэтому неудивительно, что в неизбежности новой волны кризиса уверены многие представители финансовых и деловых кругов.

Каким будет его влияние на мировую индустрию ИКТ? Сильно ли он ударит по российской экономике, финансовой системе и игрокам ИТ-рынка?

Как известно, существуют разные рынки — кредитный, финансовый, рынок технологий, рынок недвижимости и др. По мнению Алексея Шалагинова, директора по решениям для корпоративных заказчиков представительства Huawei Technologies, кризис в одном секторе экономики не обязательно означает, что он произойдет и в других секторах, тем более одновременно.

Пока что композитный индекс NASDAQ, как наиболее релевантный индикатор ИТ-рынка, достаточно стабилен и не показывает заметных тенденций ни к повышению, ни к понижению, если не считать незначительных сезонных флуктуаций. Как правило, кризис на рынке ИКТ появляется как реакция на кризисы в финансовом и банковском секторах экономики, наоборот бывает достаточно редко. Кризис доткомов в начале 2000-х многому научил игроков ИТ-рынка, и сейчас все они весьма осторожны. Поэтому, если кризис на ИТ-рынке случится, он, скорее всего, будет следствием серьезных проблем в другой сфере.

Надо сказать, что руководители российских ИТ-компаний и главы представительств зарубежных фирм не единодушны в своем мнении по поводу новой волны кризиса. Скорее всего, расхождение в оценках объясняется разными критериями, которые используются для анализа ситуации.

Однозначного ответа, вероятно, не дадут даже финансовые аналитики, а для игроков ИТ-рынка важно, станет ли следующий кризис краткосрочным периодом нестабильности или очередной «новой реальностью».

«На текущий момент бизнес выстраивается с учетом тенденций, сложившихся после первой волны кризиса: изменившейся маржинальности, ожесточенной борьбы за клиента и проекты, которые еще пару лет назад казались малобюджетными, — говорит Татьяна Пудова, заместитель директора по маркетингу представительства ZyXEL. — Сейчас есть ощущение искусственно нагнетаемой паники на рынке, что само по себе может спровоцировать усугубление ситуации и без какого-то бы ни было влияния негативных факторов макроэкономики. Очевидна тенденция „заморозки“ крупных проектов, определенно присутствует искусственное сдерживание негативных процессов в экономике со стороны государства. Но иногда складывается впечатление, что первой волны и не было. Cудя по росту цен, у нас свой кризис, „по-русски“».

Николай Рыжов, генеральный директор компании «Открытые Технологии», уверен, что наступление второй волны кризиса вполне возможно. «2008 г. четко показал, что наша страна глубоко интегрирована в мировую экономику, поэтому все, что происходит в мире, так или иначе затрагивает Россию», — сказал он.

Но если в 2008 г. причиной кризиса стала американская экономика, то сейчас мы наблюдаем критическую ситуацию уже в Европе. Так, ряд стран, вошедших в Евросоюз, живет не по средствам, заимствуя финансовые ресурсы у более благополучных государств. А отдавать долги им фактически нечем. Меры, которые правительства стран-должников вынуждены применять, чтобы расплатиться с госдолгом, вызывают крайнее недовольство народа, выливающееся в забастовки и другие массовые волнения. Но у руководства стран-должников пространство для маневра ограничено. С одной стороны, их подпирают долговые обязательства, с другой — собственный народ, который недоволен возможным ухудшением условий жизни. Поэтому либо европейские финансовые институты будут вынуждены усилить поддержку слабых государств, либо слабым государствам придется покинуть Еврозону, что станет детонатором ее распада. И тот, и другой сценарий в макроэкономическом смысле крайне неблагоприятны для европейской экономики. Что же касается России, то основная статья нашего экспорта — это энергоносители. А самый активный потребитель этих ресурсов — Европа. И если в связи с обостряющейся экономической ситуацией произойдет спад продаж наших энергоносителей, то это, безусловно, повлияет и на экономику страны.

 «Исключить вторую волну кризиса нельзя, но вопрос в том, что именно называть кризисом. Одно из его определений: состояние, при котором существующие средства достижения целей становятся неадекватными, в результате чего возникают непредсказуемые ситуации и проблемы», — говорит Владимир Шибанов, генеральный директор компании «Аквариус». По его словам, в 2008 г. все было именно так. Падение финансовых рынков для большинства стало полной неожиданностью и шоком после долгого периода стабильности. Поэтому все в один голос заявили — наступил кризис. Сейчас же ситуация воспринимается более спокойно, поскольку есть опыт преодоления неурядиц прошлых лет, эффекта неожиданности нет. В этой связи все чаще можно услышать термин — стагнация.