Поддержка

Факторы ускорения и торможения

24 ноября 2012

Intelligent Enterprise, №11 (245), ноябрь 2012 года
Автор: Яков Шпунт
24.11.2012

В последнее время тема использования мобильных приложений в бизнесе вошла в разряд «горячих». Причем шумихой в прессе и маркетинговыми заклинаниями вендоров дело не ограничивается. Мобильные устройства и приложения, хотят ли того руководство и ИТ-служба, проникают в компании, что называется, по факту: их используют сотрудники, в том числе и для решения корпоративных задач. Причем среди этих сотрудников очень часто оказывается и топ-менеджмент компании, с мнением которого приходится считаться.

И процесс этот становится очевиден даже многим скептикам, которых остается все меньше и меньше. Факты, как говорится, вещь упрямая. В США, например, мобильные устройства генерируют уже более 40% интернет-трафика, но и это не предел. В Египте данная цифра превышает уже 70%, а в Индии она если и меньше, то ненамного. Владимир Жданов, аналитик департамента информационных систем компании АМТ-ГРУП, напоминает, что у Apple количество выпущенных за два последних года мобильных устройств (iPad, iPhone, iPod Touch) превысило объемы производства настольных и портативных систем Mac за двадцать лет. И значительная часть этого оборудования используется отнюдь не только в личных целях. Как показали результаты опроса, проведенного по заказу Juniper Networks еще в 2010 году, 44% его участников хранили на своих мобильных устройствах и личную, и корпоративную информацию. В России таких еще больше — почти две трети. А с того времени эти величины если и изменились, то в большую сторону.

Тем более, что и раньше, до нынешнего бума мобильности, некоторые руководители и главные специалисты компаний использовали в своей работе не традиционные ПК, а другие системы, например, на базе телефона (см.: Unified Communications: как это выглядит на практике//IE, Спецвыпуск 2, 2007). Им необходим быстрый доступ к информации, что на ПК не всегда возможно. Мобильные устройства тут подходят куда лучше. Кроме того, они проще в освоении, что тоже немаловажно. Очень многие руководители, что греха таить, с ПК, что называется, «на вы», однако это не мешает им вполне уверенно пользоваться тем же iPad’ом.

А как с готовностью потенциальных заказчиков?

Что касается готовности заказчиков к внедрению бизнес-приложений, то однозначного ответа на этот вопрос нет. Наиболее пессимистично настроен Сергей Лышенко, руководитель отдела специальных проектов ПК «Аквариус». В этой компании создание мобильного рабочего места сотрудника не только не выделяется в отдельное направление работы, но и не оценивается как ближайшая перспектива в целом. Впрочем, это во многом объясняется ориентацией компании на работу с госсектором, где существует целый пласт проблем:

· неготовность государственных служащих адаптироваться к новым технологиям;

· риски и затраты, сопряженные с аутсорсингом разработки мобильных приложений;

· отсутствие условий, необходимых для перехода на мобильные инфраструктуры (например, недостаточная технологическая оснащенность государственных органов, строгие требования по защите информации, невысокий уровень внедрения таких технологий, как электронная подпись);

· отсутствие необходимости в постоянной связи между служащими;

· нормированный рабочий день в государственных организациях и отказ служащих работать дома;

· дополнительные расходы на сами мобильные устройства;

· достаточность использования традиционных форм связи (почта, сотовая связь, онлайн-приемные).

При этом то, что основными пользователями мобильных устройств являются молодые люди, которые мало влияют на принятие решений, данную ситуацию консервирует. И только по мере омоложения кадров что-то начнет меняться.

Руководитель направления департамента ПО компании «Мерлион» Павел Копылов оценивает готовность заказчиков как невысокую, хотя и отмечает быстрый прогресс в данной сфере. По мнению Александра Герасимова из фирмы iCore, подобная готовность возможна только при достижении таких условий, как 100%-ная консолидация (причем особо подчеркивается, что ее не следует путать с централизацией) корпоративных данных, виртуализация всех компонентов ИТ-инфраструктуры и интеграция приложений. А эти условия для многих компаний, не достигших по вполне объективным причинам достаточного уровня зрелости, являются, как нам кажется, трудновыполнимыми. И именно неготовность ИКТ-инфраструктуры представляет основное препятствие для реализации таких проектов. Причем это касается не только мобильных платформ, но и других, которые используют схожие технологии, в частности, SmartTV. А каждое пятое такое устройство используется для доступа к корпоративным ресурсам.

В ситуации, когда 80% данных, большей частью представляющих как раз ту информацию, без которой невозможен производственный процесс, распылены по персональным компьютерам и ноутбукам, ни о какой их доступности с мобильных устройств не может быть и речи. Равно как и об их актуальности и достоверности. Отсутствие виртуализации рабочих мест, что наблюдается в более чем 90% случаев, автоматически означает, что персонал привязан к инфраструктуре своего рабочего места. Отсутствие интеграции приложений также не способствует решению проблемы доступности данных и приложений.

Дмитрий Лисогор, заместитель генерального директора SAP СНГ, оценивает готовность российских предприятий ниже, чем европейских. Это связано с тем, что не завершен процесс внедрения систем автоматизации управления. Однако такая ситуация, по его мнению, может даже ускорить внедрение мобильных приложений вследствие того, что данный процесс сразу можно закладывать в проект автоматизации.

Денис Андриков, заместитель технического директора по работе с заказчиками компании «Открытые Технологии», считает, что развернуть хотя бы пилотную зону может практически любая компания: «Мобильные приложения корпоративных систем, по моему опыту, предлагает сам поставщик программного обеспечения, а если такого нет, то удаленную работу реализуют через веб-интерфейс». Но и он указывает на то, что препятствием могут стать административные регламенты и соображения безопасности. Владимир Жданов согласен, что использование мобильных устройств повышает риски в области безопасности: «Мобильное устройство может быть физически похищено и после этого подвергнуться взлому. Смартфоны и планшетные компьютеры становятся лакомой добычей для промышленных шпионов ввиду упрощения доступа к корпоративным данным (спискам контактов, информации о зарплатах, об интеллектуальной собственности и т. п.)».

Директор департамента корпоративных систем компании «Ай-Теко» Евгений Радашкевич также полагает, что компании вполне готовы к внедрению мобильных приложений. Хотя и по его мнению внедрение таких решений, как служба Service Desk, централизация ИТ-инфраструктуры, виртуализация рабочих мест и тонкие клиенты, а также развитая практика удаленного мониторинга и управления инфраструктурой все равно будет крайне полезным. Кроме того, возникают риски, связанные с организацией распределенной групповой работы, которые адекватно оценивают далеко не все, по крайней мере не сразу. Так что внедрение технологических решений является необходимым, но никак не достаточным условием.

Илья Асриян, руководитель группы технического консалтинга Siemens Enterprise Communications в России и СНГ, оценивает уровень готовности к внедрению мобильных приложений как высокий. По его мнению, для этого достаточно развита ИТ-инфраструктура, с одной стороны, и у сотрудников имеется большое количество устройств, с другой. А использование облачных технологий и развитие концепции удаленного рабочего места существенно влияют на успех такого проекта.

По мнению Игоря Малышева, директора по системным решениям компании КРОК, сейчас никаких серьезных подготовительных мероприятий, кроме централизации ИТ-систем, для внедрения мобильных приложений не требуется. И даже более того, внедрение мобильных приложений вполне естественно, если деятельность компании связана с частыми разъездами сотрудников.

О будущем мобильных устройств

Сейчас рынок мобильных устройств очень разнороден. Это касается и форм-факторов устройств, от ноутбуков класса «замена настольного ПК», который даже нельзя считать в полной мере мобильным решением, на одном полюсе до миниатюрных смартфонов на другом. Существует также разнообразие и в аппаратных, и в программных платформах, которые, в свою очередь, также часто подвержены раздробленности. Вспомним, сколько версий одной только ОС Android находится в реальной эксплуатации, и это не считая всяческого рода надстроек от вендоров, которые еще более усугубляют ситуацию. И без понимания того, каким будет вектор развития, сложно говорить о перспективах мобильного рынка.

Тут мнения заметно расходятся. Как полагает Евгений Радашкевич, когда необходимо совместить два противоречивых требования — миниатюрность мобильного устройства и достаточно большой экран для просмотра документов, а в отдельных случаях и использование виртуальной клавиатуры, — устройства именно с сенсорным экраном дают возможность примирить эти противоречия. По мнению Ильи Асрияна, в ближайшее время мы не увидим новые форм-факторы мобильных устройств. Будут применяться смартфоны с сенсорным экраном и планшетные компьютеры.

Однако Сергей Лышенко еще более консервативен в оценках. По его мнению, лидерами среди мобильных устройств, причем безусловными, в ближайшие годы останутся ноутбуки, плавно эволюционирующие в ультрабуки. Это связано с возможностью полного переноса на них функциональности стационарного ПК. Интересным с его точки зрения является и появление большого количества трансформеров, объединяющих возможности ноутбука и планшета, в том числе с отделяемой клавиатурой. Их популярность будет зависеть от активности вендоров. Но пока такие устройства не пользуются высоким спросом.

Игорь Малышев и Дмитрий Лисогор обращают внимание, что когда мобильные устройства нужны в производственных условиях, то необходимо оборудование в защищенном исполнении или по крайней мере в усиленном корпусе. При этом, естественно, важна совместимость с рабочими приложениями.

О доступе к приложениям

Наличие необходимого для работы ПО, безусловно, является важнейшим условием практического использования любой программно-аппаратной платформы, не обязательно мобильной. Но с этим вроде бы всё в порядке. Александр Герасимов, например, полагает, что никакого «портирования приложений на мобильные платформы» для корпоративного сектора не нужно. Все, чем сейчас пользуется бизнес, совершенно спокойно можно продолжать пользовать безо всяких изменений. Просто надо обеспечить такое состояние корпоративной ИКТ-инфраструктуры, чтобы использование этих приложений и данных было удобно и безопасно с любого персонального устройства, в том числе собственного (BYOD).

Однако, конечно, потребуется определенная адаптация под специфичные особенности, обусловленные представлением информации на небольшом экране, средствами ввода, нестабильной и низкоскоростной связью. Это влечет такие меры, как использование подхода «Mobile First», адаптивная верстка с использованием возможностей HTML5 и CSS3, преимущественно векторное представление графики и многое другое. Особенно, по мнению Владимира Жданова, использование HTML5 актуально для планшетов, что позволит существенно сократить объем работ по адаптации бизнес-приложений. Хотя, конечно, это далеко не панацея.

Причем по оценке Ильи Асрияна BYOD будет ускорять внедрение мобильных устройств, поскольку использование собственных систем снимает с руководства компании затраты на их приобретение, что в прежние времена было одним из сдерживающих факторов. И никаких специальных «мобильных» платформ не нужно. Даже если чего-то нет, недостающее легко можно написать самостоятельно, благо для этого есть все необходимое.

По мнению Дениса Андрикова, возможно появление взрывного спроса на ГИС-решения. Они в одинаковой степени востребованы и конечными потребителями, и бизнесом, и государственными структурами. Большие перспективы, на его взгляд, и у ПО, которое может играть роль своего рода «тревожной кнопки» для связи с экстренными службами. Оно также, по оценке Дениса Андрикова, будет востребовано и населением, и бизнесом.

Вместе с тем, как подчеркнул Сергей Лышенко, некоторые возможности мобильных устройств существенно недооценены разработчиками. Например, технология NFC, изначально разрабатываемая для мобильных платежей, может использоваться и для авторизации на базе сложных криптоалгоритмов. Это открывает возможности, которые недоступны для традиционных платформ. Кроме того, Сергей Лышенко отметил необходимость внедрения систем класса Mobile Device Manangement (MDM) для управления мобильными устройствами. Этому вопросу, считает он, разработчики уделяют недостаточно внимания. При этом в процессе эксплуатации, возможно, придется идти на такие непопулярные меры, как унификация или универсализация.

Как отметил менеджер по ИТ-услугам и решениям Orange Business Services в России и СНГ Михаил Воронков, более чем в 150 странах мира решение задач, связанных с обеспечением безопасности устройств, во многом закрывают продукты класса Business Everywhere и Smart­phone Management, подключаемые через местные проводные и беспроводные сети. Тем самым они являются защитой от целого ряда возможных угроз, которым подвергаются мобильные пользователи, работающие вне периметра корпоративной сети. По мнению Игоря Малышева, можно выделить два сценария использования мобильного устройства. Первый связан с простейшими сервисами, например с доступом к корпоративной электронной почте или информационным ресурсам компании. Он напрямую относится к концепции BYOD. При втором сценарии мобильное устройство становится рабочим инструментом для разъездных сотрудников, задействованных непосредственно в производственном процессе. Это касается ситуаций, когда необходим не просто доступ к информации, но и возможность эту информацию генерировать, что востребовано, например, для нужд тех, кто занимается техническим обслуживанием любого оборудования. Для этих целей обычно создаются специализированные мобильные приложения и используются мобильные устройства, приобретаемые компанией (в противоположность концепции BYOD). Кроме того, здесь требуется портирование приложений на мобильные платформы. И как раз рынок специализированных мобильных решений, считает Игорь Малышев, будет активно развиваться в ближайшее время.

Впрочем, на взгляд Дмитрия Лисогора, концепция BYOD не мешает использованию тех или иных стандартов. Достаточно лишь потребовать наличия устройства, которое таким стандартам соответствует, при приеме на работу. При этом он обратил внимание на необходимость внедрения приложений класса Mobile Application Management (MAM). Очевидно, что MAM и MDM должны использоваться одновременно и быть тесно связаны. Именно по этому пути и идет SAP.

О связи

Связь, точнее ее отсутствие или, по крайней мере, недостаточно высокая скорость и стабильность, является одной из главных проблем, мешающих развитию мобильных приложений, надо сказать, не только в России. Особенно это относится к беспроводной связи, будь то мобильная, W-Fi, LTE или что-то другое. Да, положение меняется, но не так быстро, как того хотелось бы. Даже в Москве, на ее новой территории, хватает мест, где нельзя рассчитывать на скорость передачи данных более чем в 64 кбит/с. О местах, более отдаленных от городов-миллионников, не стоит и говорить. А, как заметил Игорь Малышев, далеко не со всеми приложениями можно работать без подключения к сети. А если даже такая функция есть, для синхронизации с основной системой все равно необходимо сетевое подключение хотя бы время от времени.

Денис Андриков также хотел бы видеть от поставщиков услуг связи больше законченных продуктов, таких как портал абонента, расширенные функции по обмену «тяжелым» контентом, специализированные отраслевые решения для связи (например, связь для нефтегаза с учетом специфики удаленных площадок добычи) и готовность приложений не только к интеграции между собой, но и к использованию лучших мировых практик. Что касается магистральных операторов, то здесь вектор развития логичнее направить в сторону инфраструктурных сервисов и программных платформ, например, ориентированных на оказание госуслуг. Тогда возникнет здоровая конкуренция. Это придаст импульс развитию региональных сегментов экономики в сфере ИТ.

Илья Асриян к данному перечню услуг добавляет FMC и облачные услуги VPBX, UCaaS, Web-конференции. Кроме того, он отметил, что недостаточно развиты услуги по мобильной передаче данных в роуминге, что крайне важно для территориально распределенных компаний.

Павел Копылов обратил внимание на рынок публичных облачных услуг, который в России развит существенно слабее, чем в Европе или Северной Америке. Особенно не хватает поставщиков облачной инфраструктуры, внутри которой могли бы размещать свои сервисы компании-разработчики. Это могло бы способствовать и расширению предложения такого рода услуг, и снижению цен за счет конкуренции. Хотя рынок облаков и шире мобильного, эти рынки во многом смежные. А Дмитрий Лисогор указал на то, что оператор может выступать и как поставщик мобильных решений. SAP на развитых рынках уже сейчас предлагает многие из своих сервисов именно так.

О роли государства

Роль государства может проявляться в очень разных качествах. Это, к примеру, роль регулятора. Денис Андриков напомнил и активное участие антимонопольных органов в борьбе за прозрачный роуминг, и создание четвертого оператора связи на базе «Ростелекома».

Илья Асриян подчеркнул и роль государства как инвестора и заказчика инфраструктурных проектов. В частности, по развитию каналов связи, которые сейчас являются «узким местом» при внедрении многих сервисов, особенно в регионах. Активное развитие широкополосного доступа при поддержке государственных компаний и Минкомсвязи, по его мнению, повлечет и рост мобильных сервисов для всех пользователей, и откроет новые возможности для производителей. Кроме того, государство во многом формирует рынок, выступая в качестве заказчика многих проектов, связанных с внедрением мобильных приложений.

Сергей Лышенко обращает внимание на то, что в настоящее время государство активизировало переход на цифровые формы предоставления услуг и документооборота. В ряду важнейших решений в данной области — мобильные приемные, порталы госуслуг, электронная подпись, онлайн-площадки для торгов, электронная бухгалтерская отчетность. Введение данных сервисов имеет влияние не только на население, но и на бизнес, позволяя упростить процессы обмена информацией с государством. Возможность использования мобильных устройств способна гарантировать бесперебойную связь (открывается дополнительный, резервный канал связи через сотовые сети) и в то же время осуществлять доступ к услугам в любой рабочей обстановке, что крайне важно для таких сфер, как торги. В целом, по его мнению, роль государства в продвижении подобных средств растет, что является позитивной тенденцией. Стоит ожидать, что в ближайшее время при распространении таких решений, как средства электронной подписи для мобильных устройств, интегрированные в SIM-карты, популярность сервисов взаимодействия государства и коммерческих организаций возрастет.

По мнению Евгения Радашкевича, на использование мобильных устройств тоже существует мода, которую порождают в том числе примеры высокопоставленных лиц. И сюжет о том, как Дмитрий Медведев расписывается на планшете, обусловил взрывной спрос на такого рода решения

Первоисточник: http://www.iemag.ru/analitics/detail.php?ID=27292&sphrase_id=4154550